14 декабря 2017 | 19 пользов. на сайте
 

НАЛОГОВЫЙ МАНЕВР ЗАПУСТИТ РОСТ ЦЕН НА БЕНЗИН НА 20 %. А В ПЕРСПЕКТИВЕ ЦЕНЫ МОГУТ СРАВНЯТЬСЯ С ЕВРОПЕЙСКИМИ.

Иван Грачев

Госдума приняла законопроект о налоговом маневре и индексации акцизов в первом чтении. Если это изложить просто, то весь маневр сведется к тому, что примерно 1,3 триллиона рублей, которые брали с граждан Европы и прочих наших соседей, будут брать теперь с граждан внутри России. А с европейцев брать перестанут. Налоговый маневр – это понижение экспортных таможенных пошлин на нефть и нефтепродукты с одновременным увеличением внутренних налогов.

На мой взгляд, это мера, кардинально меняющая положение дел в стране.

По словам замминистра финансов Сергея Шаталова, предполагается существенно за три года повысить НДПИ — прямой федеральный налог, взимаемый с недропользователей. То, что это приведет к росту внутренних цен на нефть, признает и правительство. По словам того же Шаталова, высказанным им в Госдуме, ежегодный рост цен на моторное топливо в России составит всего 1,8 руб. за 1 литр в год. С этим я категорически не соглашусь. Пока у вас есть экспортная таможенная пошлина - она естественно и без особого усилия поддерживает разницу цен на бензин и другие нефтепродукты вне страны и внутри страны. Как только вы упомянутый порог ликвидируете - цены сравняются. Какой смысл продавать в стране за 30 рублей, когда в Европу можно вывезти за 60. Создается стимул для серых и черных схем.

А теперь, о том, почему эта мера меняет положение в стране, и почему я голосовал против нее. Еще Витте говорил, что стратегия развития любой страны начинается с анализа естественных преимуществ. Возможность поддерживать низкие цены на энергоносители – это фундаментальное преимущество России. И его методично начинают уничтожать с сегодняшнего дня.

В правительстве ссылаются на единое евразийское пространство. Но все это ерунда, на самом деле эти меры заложены были при вступлении в ВТО. Старинная затея о сравнивании цен на энергоносители, которую еще 20 лет назад пытался осуществлять МВФ, теперь осуществляется в реальности. Причем на фоне санкций, когда нет никакой нужды слушать рецепты ни ВТО, ни МВФ, поскольку нам кредитов сейчас не дают.

Я понимаю, что существует социальный фактор, и подойдет момент, когда президент вынужден будет вмешаться, как это у нас обычно происходит. И цены начнут искусственно придерживать. Так что, мне кажется, крупные игроки на топливном рынке, пока недооценивают вторичный эффект. Как только цены существенно вырастут – в стране поднимется такой шум, что начнутся принудительные меры по отношению к компаниям. Мы это уже наблюдали, когда вводились акцизы.