22 февраля 2018 | 29 пользов. на сайте
 

Политика не должна мешать экономическому сотрудничеству России и ЕС

Поэтому, по мнению депутата Госдумы, следует активизировать переговоры с Германией по украинским трубам

ИнфоРос. С приостановкой переговоров по строительству газопровода «Турецкий поток»,  Газпром во второй раз замораживает проект южного маршрута поставок газа в Европу. По недавнему анализу экспертов газеты «Ведомости», наш крупнейший экспортер затратил на неосуществленные проекты по поставкам значительную сумму, якобы сопоставимую со стоимостью на Московской бирже корпорации «Роснефть».

Депутат Госдумы, доктор экономических наук Иван Грачев убежден, что необходимо возобновить переговоры с Германией по украинской газотранспортной системе (ГТС).

- Иван Дмитриевич, вы на этом постоянно настаивали. Но неужели все последние события не заставили вас переменить точку зрения?

- У меня на этот счет никогда не было сомнений. Я всегда считал, что это ключевая история. Что если бы вовремя по трубам договорились, то проблем такого масштаба на Украине просто не возникло. Сейчас, обнадеживающее, на мой взгляд, заявление сделал премьер Медведев – пару раз он высказал, что мы не будем на невыгодных условиях сотрудничать с Украиной.

- И что это означает?

- А это означает, что диалог в принципе не исключается. Потому что был период, когда в Газпроме повторяли , что украинские трубы нам в скором времени не понадобятся – перейдем на Южный поток, потом Турецкий…  Но если мы сейчас возобновим переговоры по украинской ГТС и чего-то добьемся, то появится возможность достичь сразу двух целей. Во-первых, разрешить украинский кризис гораздо легче, переводя постепенно диалог именно в экономическую плоскость, а конкретно – в энергетическую. А во-вторых, тогда и другие наши партнеры будут гораздо сговорчивей. Понятно, что те же переговоры с Турцией были бы сейчас совершенно иными, если бы они все время понимали, что существует альтернатива.

- Идея о создании трехстороннего консорциума на базе украинской газотранспортной системы еще не устарела?

- Сегодня она еще актуальней, чем вчера. Украина, к сожалению, на данном этапе не самостоятельный игрок. Как бы им ни было обидно, но нынешняя Украина, это страна, которой рулят Евросоюз и прежде всего США. При этом понятно, что с точки зрения будущего, для них все равно важнее взаимоотношения с Россией и Европой. Соответственно, если бы Европа, в лице Германии, обозначила абсолютно ясную позицию по энергетической проблеме, наиболее ключевой, то это бы значило, что мы движемся к интеграции, а не к раздору. И что в этой интеграции участвует Украина. Потому что если украинские трубы модернизировать под эти «три ключа», то на Украине будет закупаться до 50% необходимого оборудования, что даст ей стимул для развития экономики.

Еще сравнительно недавно, всего год назад, принимая участие во встрече с представителями промышленного и банковского бизнеса, организованной в Берлине моим коллегой из Бундестага, Карлом-Георгом Вельманном, звучала информация об уже имеющихся больших проектах по модернизации украинской ГТС, ждущих своей реализации. В модернизации ГТС Украины заинтересованы крупные немецкие компании.

- Если уж вы упомянули о Карле-Георге Вельманне, то его не впустили в Россию. Может быть, повторяя постоянно о соглашении по украинской ГТС, вы не учитываете фактора существования радикалов с обеих сторон – российской и украинской?

- Это правда, многие сейчас стараются кричать погромче, чтоб их услышали. Между тем, существует объективная реальность, географически, Украина – наш ближайший сосед, и никуда мы от этого не денемся, как и они. И я убежден, что несмотря на всю остроту, переговоры по газотранспортной системе следовало вести не прерывая. 

Но если конкретно о Карле-Георге Вельманне, то не только его не пустили, а сразу троих, из активно работавших на создание Межпарламентской группы Россия – ФРГ по энергетике, в том числе двух представителей бизнеса. Не знаю, чья была инициатива, но шаг этот умным и дальновидным считать не могу. Объективно эти люди, включая и Карла-Георга Велманна, способствовали сближению с Россией в энергетической сфере и стремились к реализации трехстороннего соглашения по украинской ГТС. Вспомним, именно он подписал совместную декларацию, в  том числе о необходимости преобразования Третьего энергетического пакета, который в настоящее время создает трудности развитию энергетического сотрудничества.

А заявления по украинскому конфликту – часть пропаганды и политики, найдите сейчас по настоящему влиятельных людей на Западе, кто мог бы по этому поводу высказаться по другому – им это без риска невозможно. Разумеется, меня это тоже удручает, но тут, по-русски говоря, нужно все же отделять зерна от плевел. Иначе мы будет просто топтаться на месте.

В нынешнем году была сорвана встреча с главой комитета по экономике и энергетике немецкого Бундестага Петером Рамзауэром. А между тем этот человек тоже проявляет заинтересованность в энергетическом диалоге, и, кстати, намеревается снова прибыть в Москву.

Считаю, что даже события на Украине, невзирая на все последствия сегодня и в будущем, не должны сбивать Россию с европейского направления в пользу какого-то другого.

- А под чьей бы эгидой, на ваш взгляд, целесообразно было проводить переговоры?

- Я считаю, что в сегодняшней ситуации, исторические аналоги которой в глубоком прошлом, наиболее профессионально себя проявляет российский МИД. Не могу, конечно, им конкретно предлагать. Но нужно понимать, что нынешняя развилка - она очень опасная. По сути, США вбили клин между Европой и Россией, и заинтересованы в том, чтобы этот клин вбивался глубже и глубже, как зона хаоса. А Европа и Россия заинтересованы в прямо противоположном. В том, чтобы никакого клина не было, и шла интеграция, прежде всего в энергетике. И этот шаг, по части бесперебойных поставок газа, по части украинских труб, экономически самый мощный. Политика не должна мешать экономике использовать готовые, сложившиеся в систему, реальные предпосылки для живого сотрудничества.


Источник: ИнфоРос