22 июня 2018 | 24 пользов. на сайте
 

Мы решительно против отмены государственных досрочных пенсий для работников вредных производств

Работающие иркутяне  живут, не задумываясь о будущих пенсиях. Никто не задает себе вопроса: кому я плачу? А между тем, вопрос  весьма актуальный, т.к. выясняется, что  деньги из обязательной накопительной пенсии в стране куда-то бесследно исчезают. Вот вам официальное подтверждение: «Граждане РФ в накопительной системе за прошлый год потеряли более 200 миллиардов рублей, и не определён источник, кто и когда возместит эти деньги». Эту информацию озвучила для ТАСС вице-премьер правительства России Ольга Голодец.

Сегодня идет борьба за отмену или сохранение накопительной пенсионной системы. Не стоит, видимо, вдаваться в подробности этой системы – сам факт, что всего за год в ней испарилось 200 млрд рублей (а за десять лет, видимо, в разы больше!) говорит всё. За отмену этой системы, приводящей к пропаже миллиардов пенсионных денег, последовательно борются вице-премьер Ольга Голодец и депутат Госдумы Иван Грачев с группой профессионалов. На противоположной стороне – финансовый блок правительства, чиновники Министерства финансов и Минэкономразвития. А за ними - рать экспертов и аналитиков,  журналисты ряда столичных телеканалов, поддерживающих финансовое лобби за то, что оно поддерживает их.

Вице-премьер Ольга Голодец на Неделе российского бизнеса заявила, что Минфин не должен и не будет препятствовать отмене обязательной системы накопления.  В самом министерстве финансов это вызвало противоречивые комментарии. Хотя факты напрямую ими не отрицаются.

- Минфин просто не может сегодня не признать - деньги в накопительной системе действительно пропали, - комментирует доктор экономических наук Иван Грачев. - Все возражения против – не более, чем игра с «цифирью». Но сегодня в правительстве есть кому им противостоять. Появляются люди, которым хватает здравого смысла и уважительного отношения к  своей профессии, уважительного отношения к людям, чтобы все-таки выходить на правильные решения, независимо от того, что там диктует финансовая олигархия. Наиболее яркий из таких людей, несомненно, вице-премьер Ольга Голодец. Факты, предъявленные ею, соответствуют истине.  А другого результат и быть не могло. Эффективность системы определяется накладными расходами. А накладные расходы в этой, «зурабовской», условно говоря, накопительной системе, которую до сих пор грудью отстаивает Минфин, существенно больше, чем в обыкновенной солидарной системе. Потому что им надо, как минимум, три дополнительных посреднических звена, которые пожирают деньги…

- Иван Дмитриевич, с 2001 года вы, как депутат Госдумы и политик, последовательно ведете борьбу с пенсионной реформой по Зурабову – интернет забит этой информацией. Что вас заставило  ее начать?

- Они вели себя, и сейчас ведут, как настоящие временщики. Мы еще в самом начале предъявляли расчеты в правительство по пенсионной реформе. Потом на обсуждении в Госдуме я задавал Зурабову вопрос: «Назовите хоть один проект, в который можно на 30 лет, с надежностью в 99%, вложить деньги, и чтоб отдача была выше инфляции». Естественно, он ничего не смог назвать. Но они настояли на своем,  и промучили страну целое десятилетие. Собирали деньги у людей, и отдавали в негосударственные пенсионные фонды (НПФ). А потом деньги каждый год исчезали. Наконец, в связи с санкциями, правительство перестало перечислять деньги в НПФ. К сожалению, принять это решение их заставила не забота о будущих пенсионерах, а колоссальный дефицит пенсионного фонда. Возникший в том числе и потому, что много лет миллиарды рублей пенсионных отчислений уходили мимо фонда в руки финансовых посредников. Но принято решение и благодаря грамотным действиям Ольги Голодец, с которой мой взгляд на пенсионную реформу в значительной степени совпадает. Уже три года мы ее поддерживаем.

- Вы готовили для нее целый ряд предложений…

- Мы постоянно выходили с предложениями по пенсиям. Когда ее помощники поняли, что мы правы, что за нами расчеты, а не просто болтовня, они попросили эти расчеты представить. Деньги-то ведь непрерывно исчезали… Мы им сделали такую работу и предъявили. Это была обстоятельная работа, с экспериментальными фактами, с хорошей математикой, которая показывала, что неверно в нашей пенсионной реформе. И как ее надо совершенствовать. Именно эту работу, как я понимаю, вице-премьер взяла за основу в спорах в правительстве с финансово-экономическим блоком.

- Но сейчас споры только сильней разгораются. Да, признана неэффективность «накопиловки», а что дальше? Какие управленческие решения последуют из этого правильного вывода?

- Из того, что реформа провалилась, они делают только один вывод – что надо переходить к более жестким вариантам работы с пенсионерами. Финансовый  блок настаивает на повышении пенсионного возраста. Отменены индексации работающим пенсионерам. Кроме того, уже обсуждался проект об отмене государственных досрочных пенсий для работников вредных производств. Отнимать льготы по химии, по горячим цехам и всему остальному. Звучали предложения обязать работодателей самостоятельно устанавливать для них корпоративную пенсию. А на самом деле это означает просто отнять. По стране это коснется сразу 6  миллионов человек, которые работали на вредных и опасных производствах. С этим мы соглашаться ни в коем случае не будем, потому что для этого нет никаких объективных оснований. Но вот что я обязан сейчас сказать.Опираясь на пенсионеров, на их массовую реакцию, удавалось иногда добиться успеха. У работающих пенсионеров и раньше пытались отрезать существенную часть от пенсии. Перед предыдущими выборами в Госдуму у нас лежал такой законопроект. Но мы призвали пенсионеров к активности, подняли волну перед выборами. И пенсию удалось отстоять. А теперь нужна следующая волна активности. Сейчас очень важно, насколько сосредоточатся пенсионеры перед наступающими сентябрьскими выборами...

Источник: Пресс-служба